ita | rus |

Золотая рыбкаю

Случай первый.              В одно из восресений, мы поехали на обед к нашему новому другу синьёру Луиджи Кашёли. Тому самому, который подал в суд иск против католической церкви в лице её представителей. Живёт он в 200-х  километрах от нашего дома, под Римом.       Мартовский день выдался прекрасным. Дорога прошла без приключений. А обед и «посиделки» возле камина – в дружеской, интересной беседе. Случай же, о котором я хочу рассказать, поджидал нас на пути домой.      Дело в том, что нашей машине, через пару месяцев, должно было исполнится 13 лет. И всё бы ничего, да только отмахала она уже почти 250 тыс километров, а «сердце» её работало на бензине…      Нет, конечно, мы за ней ухаживали. Ремонтировали, меняли изношенные части, следили за маслом и тормозами. Но…      Вопрос о замене машины поднимался. И не раз. Да только…. Как бы тебе это объяснить?…       Словом, нам её было жаль. Любили мы её, и всё тут! Прикипели. Даже имя ей дали «Маша». Всё у нас начиналось вместе с ней, почти вся жизнь в Италии…       И никак не могли приговорить её под пресс. Мучились, тратили ненормальные деньги на её обслуживание, на бензин…. Когда накануне, зимой, поехали на ней в Сицилию, она отказалась ехать со скоростью, превышающей 85 км в час. Начиналась сразу «тахикардия»…       Но отдать её под пресс? Как отдать под пресс все 13 лет нашей жизни….       Правда, по дороге домой, из Сицилии, после 17 часов пути, я сдалась перед  очевидностью: -------------Всё. Приедем домой и поменяем машину.       Но… Мы благополучно добрались.  Выспались. Отдохнули... ------------Подождём ещё. Она у нас умница! Все 2,5 тыс км отмахала! И ещё поездит!         Вот и сейчас, возвращаясь домой, я говорила мужу о том же. -----------Тише едешь, живым приедешь! -----------А безопасность?, -- резонно, как всегда, возразил муж. Это был его главный и неогибаемый козырь.        Я знала, что он – прав. Конечно! Но… -----------Так тормоза же -- в порядке! Колёса новые! Ерунда! Ещё поездит! Ну, когда она уже и 60 км в час не потянет…       Тогда-то и прозвучал первый звонок. Не могу я его объяснить техническим языком, хотя муж мне всё и объяснил. Но «Машка» резко потеряла скорость, завиляла и нездорово задышала…       Как же я взмолилась Свету! Как не захотелось застрять на автотрассе в 150 км от дома!… ------------И сразу поменяем машину! Сразу! Всё! Хватит!       Едва я произнесла эту фразу, как машина сразу перестала задыхаться и равномерно набрала скорость. -----------Фу,  -- я облегчённо вздохнула, --  Наверное, что-то несерьёзное. Пронесло! -----------Так когда же пойдём смотреть новую машину?, -- спросил муж. -----------Ну… это…., --- я снова представила себе нашу «Машеньку» под прессом…, -- Слушай, давай потом, а? Ну, через полгодика… Она такая молодец! Справилась, старается…         И ударил набат.         Да, во второй раз, звучит не колокольчик. А набат: автокатастрофа в 100 метрах впереди от нас….         Какую-то машину просто развернуло поперёк полосы, и в неё тут же вмазались ещё несколько, следовавшие за ней «по пятам»…         Муж еле справился с управлением, чтобы затормозить вовремя.           Мы даже не обсуждали произошедшее. Всё было настолько ясно, что только полный дурак не понял бы. И на следующий день были в автосалоне.         Но я два раза наступила на одни и те же грабли…Два раза!         Не хотела, отказывалась видеть? Закрывала уши и глаза, потому что любила?         Скажешь, любила машину???         А какая разница, кого? Любить, это ведь всегда подхрамывать, на слух и на зрение…         Умышленно.         Ладно. Но на третий раз, уже не прощается! Никому.         Я плакала, когда расставалась с «Машкой». Плакала, как ребёнок…         А новую машину мы назвали «Надькой»   PS:        Штрих, который заставил призадуматься: наша «Машка» осталась... жива. Её купил какой-то 80-летний пенсионер, для того чтобы тихонечно ездить на ней по магазинам....        Неужели и ТУТ, любовь сильнее смерти?

         Второй случай:

         Этим летом, как всегда, мы поехали в Ужгород на частном микроавтобусе, на котором перевозят украинцев, работающих в Италии. Уже десятки тысяч таких средств передвижения регулярно курсируют между Украиной и Италией. А если ты спросишь, почему мы не использовали для это цели нашу «Надьку»…         До недавнего времени, украинцам, желавшим посетить свою родину на своих машинах, зарегистрированных за границей, въезд был запрещён. Точнее, им надо было заплатить огромные деньги за её «растаможку». А когда власти поняли-таки  весь маразматизм происходящего, въезд на территорию Украины разрешили. На… три дня.            Кажется только в конце 2008 года, этот срок пребывания продлили до 10 дней. Следовательно, те, которые хотели побыть дома дольше, должны были каждые десять суток пересечь границу, потратив на это целый день.        Вот почему, едва появилились тот первый закон о запрещении и эти «челночные» микроавтобусы, мы всегда их использовали для поездки в Ужгород.        А в это лето….        У меня есть права. Украинские. Но в Италии они не действительны. Муж заново сдал на права, как только мы об этом узнали. А я затянула.        Честно? Было невозможно обидно. И невозможно лень.        Словом, тянула и тянула. С весны на осень, с осени на весну…        А пускаться в такой путь (1300 км) без страховки? Я не смогла бы подменить мужа, даже если бы он просто устал…        И в этот август…        Мы приехали на венгерскую границу в два часа ночи. И ахнули. Ибо такой очереди, как тогда, я ни разу не встретила за все годы нашего пользования этим транспортом: километры!        Подчеркну: очередь была только для микроавтобусов. Легковушки пересекали границу практически, не задерживаясь…        И ладно бы, если бы наша очередь двигалась! Простояв два часа, она «похудела» лишь на 50 метров…        А теперь представь: палящее солнце, бесонная ночь, стакан воды и туалет, в единственном приграничном кафе, по 1 евро.        И я задумалась. Почему? Почему мне устроили такое?? Да и за что? И кто? Зло или Добро?       Только к часу дня, до меня дошло. Я как раз пристроилась в хвост длиннющей очереди в туалет, за который муж пошёл платить.       Едва он вернулся, я воскликнула: ------------Поняла! Всё поняла! Меня решили проучить!!! Это за права! Я должна, наконец, сдать на права!        И, отойдя в сторонку, подняв голову, я клятвенно пообещала: ------------Силы Света! Я всё поняла! Как только вернусь в Италию, сразу же пойду учиться!!! Можете двигать очередь!        И меня улышали. Ещё как услышали! Думаю, достаточно будет сказать, что очередь так зашевелилась, что заплаченные деньги за туалет, пропали…        Но.      Вовсе невсегда понимаешь за что и почему. Вовсе невсегда тебя осеняет, какой именно сюрпризец тебя поджидает, если не сумеешь услышашь первых предупредительных звонков. И в таких случаях, как и всегда, самое что ни на есть главное, одно: суметь их услышать. Суметь увидеть свои грабли.      Чтобы не наступить на них в третий раз.

  Яичница.

       Пример, когда "вовсе невсегда понимаешь, за что и почему":                                                 Обычно, по субботам, мы с мужем включаем домашний PC и приступаем к просмотру фильмов по интернету, как художественных, так и документально-познавательных. А около 11-ти вечера, как правило, я начинаю хотеть есть. Как ритуал, -- яичницу.      Так и сейчас, услышав моё поскуливание и клятвенное: «Я тебе потом всё расскажу», муж обречённо поднялся и пошёл на кухню.     Через несколько минут вернулся, заботливо неся круглый металлический поднос, на котором аппетитно располагались вожделенная мною глазунья, столовый набор, хлеб и салфетка.      Сглотнув слюну, пристроила я у себя на коленях поднос, и...      И не приступила к трапезе: наш четвероногий Жак, который только что спокойно посапывал под моими ногами, вдруг резко захотел на кровать. А так как он был с забинтованными лапками, которые поранил накануне, гоняя, как ненормальный, по каменному пляжу горного озрера, я наклонилась к нему, чтобы помочь. И...      И с оглушительным звоном, грохнул мой поднос на паркетный пол. Со всем своим лакомым содержимым.      Облегчив душу парочкой восклицаний, мы с мужем принялись за уборку.      Закончили. Муж вернулся на кухню. Началась вторая серия приготовления ужина.      Снова, через несколько минут, на подносе с белоснежной салфеткой, появилась моя глазунья. И учитывая предыдущий опыт, я переставила тарелку со скользкого подноса на прикроватную тумбочку. После чего, заранее смакуя ярко-янтарные глазочки яичницы, я взяла в руки хлеб и вилку...      Жак опять попросил о помощи. На этот раз, чтобы спуститься с кровати. Я с готовностью повернулась к нему. Удачно припаркетила его 52 килограмма живого веса и развернулась к моей яичнице. А Жак подмахнул её своим полуметровым хвостиком...      И с отчаянным грохотом, тарелка с яичницей, нож, вилка и салфетка, заявили нам о своём удовлетворительном приземлении на пол.          Случайностей нет. А потому, не уразумев, кто и почему мне так настойчиво не давал тогда поесть мою пресловутою яичницу, от третьей серии ужина я наотрез отказалась.       Впрочем, и есть перехотелось.        Та кто же их даёт, эти минимум –максимум два звонка?

www.tajvitum.com/